Чем может помочь психолог онкологическому больному

Одно из важных правил при работе психолога с онкобольными заключается в том, что рак – заболевание всей семьи (так как болезнь психологически воздействует на всех членов семьи), поэтому поддержка больных может быть оказана только в контексте работы с семьей. Эта работа предполагает также формирование группы родственников численностью до 10 человек для участия в группе психологической поддержки. Такая группа формируется на условии добровольного согласия.

Психолог оказывает помощь близким больных с онкологическими заболеваниями, а не только самим больным. Эта помощь направлена на отреагирование чувств, эмоций, переживаний, связанных с ситуацией болезни и длительной госпитализации. Родственники фактически находятся в стационаре вместе с больными, поэтому ограниченность круга общения, замкнутость пространства, невозможность влиять на ситуацию, оторванность от других членов семьи формируют у них чувство тревоги, раздражения, злости, апатии, недоверия к медицинскому персоналу и методам лечения. Эти переживания передаются больному, что не способствует поддержанию его настроя на лечение и выздоровление.

Важнейшая задача психотерапии с пациентами, страдающим тревожным расстройством с доминированием страха смерти — восстановление их связи с другими людьми. Зачастую может показаться, что эта связь есть, что у них имеется определенный круг общения. Однако углубленная работа вскрывает формальность и не подлинность этих связей.

В тех случаях, когда больной апатичен, подавлен, чувствует себя беспомощным, ситуацию считает безнадежной, срок его жизни часто сокращается. Если пассивная позиция пациента сохраняется и после лечения в клинике, то часто происходит его повторная госпитализация, причем нередко не одна, а целой чередой, через короткие промежутки времени и во все более тяжелом состоянии, чем предыдущее.

В случае неоказания психологической помощи личность больного начинает формироваться на основе болезненных переживаний. Как показывает опыт, в этом случае человек становится эмоционально взрывным, неуправляемо агрессивным, мстительным, подозрительным, замкнутым. Его отношение к миру и окружающим людям отягощено болезненным опытом и поэтому априори негативно. Кроме того, у него развивается комплекс “выключенного тела”: физическая и эмоциональная боль порождают феномен «мышечного панциря», больной становится бесчувственным, обесценивающим переживания окружающих его людей циником. Чтобы расслабиться, такому человеку необходимо пережить еще более острое состояние, либо прибегнуть к алкоголю или наркотикам.

Пациент поступает в клинику в состоянии беспомощности. Причем оно наблюдается даже в тех случаях, когда он оказывается тут для планового обследования, а тем более – при поступлении по «скорой помощи». Сама обстановка больницы, где страдание и надежда переплетены неразрывно, действует угнетающе на психику человека. Ситуация неопределенности «как оно там будет», а также необходимость «отдать себя в руки» и под наблюдение других людей (медиков), создает ощущение неуправляемости и подчиненности обстоятельствам, собственной несостоятельности, слабости и бесправия.

В этот «острый» период пациенту требуется высокий уровень поддержки его жизнеобеспечения. Со стороны медиков помощь может осуществляться практически полностью без участия пациента. Он фактически является «объектом помощи», и находится в пассивной позиции относительно своего здоровья и жизни, ответственность за которые берут на себя врачи. Это ограничивает его инициативу и возможности сохранять контроль над настоящей ситуацией и созданием будущей.

Постепенно пациент осваивается в новой обстановке, знакомится с правилами клиники и процессом его обследования и лечения, вступает в общение с другими больными и персоналом. Больница становится более «известным миром», где-то уже и «своим». Улучшение физического состояния позволяет начать признавать и всю свою жизнь как постепенно стабилизирующуюся и возвращающуюся под собственный контроль пациента.

В этот второй период наиболее успешной стратегией является постепенная передача ответственности за его состояние самому пациенту. Вначале он становится активным наблюдателем за своим самочувствием, а затем и участником процесса лечения. Если в этот период пациента включать в организацию более здорового образа жизни: сам выполняет назначения врачей, следит за реакциями организма на ход лечения, регулирует чередование активности и отдыха, более осознанно строит взаимоотношения с людьми как внутри, так и вне клиники (с близкими), – то он постепенно проявляет себя как активный субъект. Его участие в лечебном процессе приобретает характер осознанной деятельности.

К моменту выписки из клиники перед пациентом встает задача самостоятельной организации жизни и деятельности в отношении всех сфер своей жизни, в том числе и ухода за своим здоровьем. Он готовится возобновить прерванные на период госпитализации отношения с миром. Если пациент подготовлен к их реорганизации с учетом полученного в клинике опыта и рекомендаций, то он оказывается способен продлить период ремиссии любого, даже тяжело протекающего хронического заболевания.

Есть множество примеров продуктивного сотрудничества врачей и психологов. Один из самых ярких иллюстрирует Далласский центр онкологических исследований и консультаций в штате Техас, США.

В течение четырех лет специалисты этого центра занимались обучением неизлечимыхбольных различным методам саморегуляции. В результате из 159 человек, использующих приобретенные навыки, выжили 63 пациента.



Похожие материалы

Психология больной раком молочной железы

Помошь психолога при раке: психология онкологического больного

Психосоматика онкологических заболеваний